>

Российский и мировой рынок стали. Июнь 2022

Прошлая неделя прошла на российском рынке стали под знаком стройки. На заседании Президиума Государственного Совета, посвященном стратегии развития строительной отрасли и жилищно-коммунального хозяйства, было проговорено много важных вопросов, которые в случае их успешного решения способны дать существенный прирост внутреннего потребления стальной продукции.

Вообще, сейчас можно назвать шесть таких перспективных направлений.

Первое — это жилищное строительство. Какой-то прирост активности, очевидно, даст уже в ближайшем будущем снижение ставки льготной ипотеки до 7%. В более долгосрочной перспективе расширения объемов ввода жилья планируется достигнуть за счет снижения административно-регуляторной нагрузки на девелоперов и уменьшения их затрат.

Наконец, на самом высоком уровне было объявлено о возможном строительстве арендного государственного или корпоративного жилья с последующим выкупом. Идея, безусловно, здравая, так как основным тормозом в развитии жилищного сектора является недостаточная покупательская способность очень значительной доли населения. Если обойти это препятствие, то действительно можно рассчитывать на солидный прирост.

Второе направление — инфраструктурные проекты. Автомобильных и железных дорог сейчас строится много, а будет еще больше, особенно, на Дальнем Востоке. В-третьих, значительные средства должны быть выделены на давно назревшую модернизацию коммунальных сетей. По расчетам Минпромторга, только за счет ремонта трубопроводов потребление труб может возрасти на 3-3,5 млн. т в год.

В качестве четвертого направления можно выделить движение в сторону увеличения масштабов стального строительства. Этот вопрос, в частности, широко обсуждался на конференции «Стальные конструкции: основные тренды 2022 года», которая состоялась 22 июня в рамках деловой программы выставки «Металлоконструкции 2022».

Власти решили важнейшую проблему, тормозившую ранее развитие стального строительства. Смягчены требования по огнестойкости металлоконструкций. Снято еще несколько застарелых барьеров. Если проектировщики и строители поддержат эту инициативу, спрос на металл в отрасли, согласно оценкам Минпромторга, может прибавить еще порядка 3-5 млн. т в год.

Сборные здания на металлическом каркасе, в частности, будут востребованы в уже начавшихся работах по восстановлению Донбасса. Этот участок станет пятым направлением увеличения спроса на российский прокат. Причем работы там будет непочатый край. Многие населенные пункты после боевых действий придется отстраивать заново вместе со всей инфраструктурой.

Наконец, Минипромторг видит еще одним перспективным направлением с точки зрения потребления стальной продукции промышленную ипотеку под 5%. Она может заработать уже во второй половине текущего года и дать заметный толчок промышленному строительству. Хотя в ближайшем будущем влияние этого фактора вряд ли будет значительным. В связи с уходом из России западных компаний освободилось столько складских и торговых площадей, что хватит на несколько лет вперед.

Вообще, у правительственных планов и программ есть один существенный недостаток. От замысла до исполнения лежит немалой протяженности дистанция во времени. Из всех описанных выше направлений реальной отдачи в ближайшие месяцы можно ждать только от Донбасса, потому что людей надо обязательно как-то устроить до начала зимы. Но даже и там основные работы, скорее всего, придутся на 2023 г. и дальше.

То же самое можно сказать и в отношении прочих перспективных идей. Если их удастся реализовать даже частично, это будет хорошая помощь для российского рынка. По максимуму правительственные инициативы способны в совокупности дать порядка 9-12 млн. т увеличения годового спроса на стальную продукцию в строительстве. Но даже 5 млн. т в год будут прекрасным результатом. Вот только основной рост состоится не ранее 2023 г., а мы пока что живем в 2022-м, который только подходит к середине.

Жизнь в условиях западных санкций требует от российской экономики перестройки просто эпических масштабов.

Какую отрасль не взять, везде требуется заместить оборудование, комплектующие, материалы, которые ранее поступали из ставших недружественными стран. Справедливости ради, не все европейские компании ушли с российского рынка. Кое-что уже удалось заместить за счет параллельного импорта, приобретения аналогов в Китае и Турции либо налаживания производства в России. Тем не менее, проблема оборудования остается крайне сложной.

Заключается она, прежде всего, в том, что это индивидуальное производство под конкретный заказ или, в лучшем случае, малосерийка. Отследить межгосударственные поставки таких изделий — раз плюнуть. А замещение их требует не денег (прошли те времена, когда с деньгами можно было купить все нужное), а наличия специфических компетенций. Некоторые из них в России есть, и там создание отечественных аналогов идет полным ходом. Но на ряде направлений преодолеть отставание будет очень сложно и, главное, долго.

Так, не прекращается падение цен на стальную продукцию. Стоимость арматуры уже находится на уровне конца 2020 г., туда же идет и горячекатаный прокат. У трубников полная неопределенность с открытыми ценами от поставщиков рулонов. При этом все соглашаются с тем, что удешевление стальной продукции не дает существенного увеличения спроса. Видимое потребление достигло некоего «неснижаемого остатка». А продолжающийся с середины марта спад препятствует накоплению запасов потребителями.

Вообще, достижение ценовой стабильности или даже разворот котировок вверх могут произойти в любой момент. Многие участники рынка надеются на некоторую активизацию спроса со стороны строительного сектора уже в июле с выходом на относительную стабильность до завершения сезона. Некоторые компании прогнозируют дефицит проката с покрытиями к концу лета.

В то же время, поставщики признают, что цены сейчас имеют второстепенное значение. Главное — обеспечить продажи, стабильное поступление денежных средств, оборот капитала, загрузку мощностей. У производителей и торговых домов тотально забиты все склады. Для многих игроков важно защитить свою долю рынка или потеснить конкурентов. За счет всех этих факторов распродажа может продлиться и в июле. 

Еще одна из долгого ряда проблем заключается в падении внешних рынков. В конце июня кризисные процессы в мировой экономике резко ускорились. Рост затрат на энергоносители в западных странах прошел по производственной цепочке до конца. Теперь надо взвинчивать цены для конечных потребителей или нести убытки. Между тем повышение прошло авансом еще в марте, а в последние месяцы цены везде падают из-за отсутствия спроса.

После того как «Газпром» из-за невозврата из ремонта германских турбин по причине санкций снизил на 60% прокачку по «Северному потоку-1» (кстати, интересно, что западные СМИ об этой причине в последние дни перестали упоминать), котировки на природный газ в Западной Европе достигли $1500 за 1 тыс. куб. м. В политическом европространстве это вызвало мощное бурление известной субстанции. Россию торжественно признали виновной еще в одном страшном преступлении и призвали местное население экономить газ посредством отказа от кондиционеров, регулярного мытья и горячего питания (хотя нет, отключать газовые плиты, вроде бы, еще не требуют. Но могут).

В Германии правительство объявило с 23 июня второй уровень чрезвычайной ситуации из-за снижения газовых поставок из России.

Для конечных потребителей это означает рост цен и возможное сокращение поступлений для промышленных потребителей. В общем, задача обвинить во всех грехах Россию по-прежнему имеет абсолютный приоритет над интересами национальной экономики.

Сейчас немцы обсуждают возможность продления эксплуатации трех последних атомных энергоблоков, которые должны быть закрыты до конца текущего года. Однако в их отношении еще в конце прошлого года недвусмысленно сказали: «В морг — значит, в морг!». Задаваться этим вопросом надо было хотя бы года три тому назад.

Кроме того, ряд европейских стран, включая Германию, намерены вернуть в строй угольные электростанции, которые ранее закрывались в рамках борьбы с глобальным потеплением. Здесь основная засада заключается в том, что 70% угля в Европу поставляла Россия, а после 10 августа закупки у «агрессора» должны быть прекращены. Стоимость энергетического угля на европейском рынке подскочила почти до $380 за т CIF Нидерланды, что примерно в 5,5-6 раз больше, чем весной 2021 г. и лишь немного не достает до мартовских пиков.

В такой обстановке цены на стальную продукцию в Европе обваливаются. Сейчас горячекатаный прокат находится на минимальной отметке с марта 2021 г., а сортовой возвращается в февраль 2022-го. Тогда европейские мини-заводы стонали от высоких затрат и низких цен на стальную продукцию и сокращали производство. Все, как говорится, возвращается на круги своя.

Однако падение происходит по всему мировому рынку. Видимый спрос стремительно сужается под влиянием нарастающего экономического кризиса. Серьезные трудности наблюдаются даже в Китае, где прокат подешевел до минимальных отметок с декабря 2020 г, а строительный сектор погружается в депрессию.

Металлургические компании вынуждены форсировать продажи, сбрасывая цены. Только за прошедшую неделю спад на некоторых направлениях превысил $50 за т. Во Вьетнаме продажи китайских горячекатаных рулонов осуществлялись на прошлой неделе по $650-660 за т CFR. Российская продукция вообще приближается к отметке $600 за т FOB Черное море, а заготовка — к $500 за т. Причем на дальневосточном направлении котировки могут быть еще ниже.

При курсе порядка 53-54,5 руб. за доллар это обрушивает экспортный паритет по горячекатаному прокату ниже 40 тыс. руб. за т с НДС. Конечно, на российском рынке подешевели металлолом и железная руда, но не до такой же степени! А ведь спад на зарубежном направлении, скорее всего, еще будет продолжаться, а для ослабления рубля необходимо увеличение спроса на доллар в России. Вряд ли это произойдет в обозримом будущем.

Время стремительно сжимается, событий становится все больше. И одновременно вокруг нас тянутся долгосрочные процессы, видимого проявления которых, возможно, придется ждать до осени или весны будущего года. Но выхода нет — к этому режиму разных скоростей времени тоже придется приспосабливаться.

Источник: «Металлоснабжение и сбыт»

Назад к списку

ВОЗНИКЛИ вопросы ?

Телефон:

8 499 877 50 60

E-mail:

zakaz@tl-p.ru

Адрес:

г. Москва, ул. Малая Пироговская, д.14